О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Недосужие домыслы >

6. О преступности и телеканале "НТВ" Гусинского. Три выступления адвоката Резника Г.М.

В те времена, когда телеканал «НТВ» принадлежал Гусинскому, я предпочитал этот телеканал другим телевизионным каналам: толковые ведущие, оперативная реакция на события, разнообразие мнений. Активно не нравилась мне на этом канале только одна передача с названием что-то типа «Независимое расследование», которую вел журналист Николай Николаев: уж очень бодро он, прямо с каким-то шизофреническим восторгом в конце каждой передачи, на которой препарировались гнойники нашей правоохранительной системы, провозглашал: «До встречи через неделю!!!». Было совершенно очевидно, что этот человек не испытывал ни капельки личной боли от излагаемого материала. А даже - наоборот. «Ну неужели они не понимают, - думал я о тех, кто определял лицо телеканала, - что нельзя вести передачу так, как это делает журналист Николай Николаев?». Но, вероятно, эти люди тоже не очень-то понимали, что такое боль.
Однако потом, после перехода «НТВ» в руки другого собственника, журналиста Николая Николаева с «НТВ» попросили. "Это правильно", - подумал я. Но вскоре он объявился с аналогичной передачей на первом – всероссийском телеканале, однако в стиле передачи – никаких изменений. Из этого факта я сделал два вывода: во-первых, сам журналист Николай Николаев не понимает, чем он занимается; и, во-вторых, тот, кто его взял на первый канал, тоже плохо разбирался в том, что делал этот журналист. Но помелькал на первом телеканале журналист Николай Николаев очень недолго – раскусили.
Больше к «НТВ» Гусинского у меня, как у зрителя, не было особенных претензий, разве что обратила на себя внимание одна передача - буквально накануне наступления нового 2000 года (или накануне Рождества - точно не помню) был показан репортаж из Чечни, в конце которого по команде явно подвыпившего полковника артиллерии Буданова ("С Рождеством Христовым," - скомандовал полковник, и махнул рукой) последовал выстрел в темноту из крупнокалиберного орудия. Этот выстрел кольнул меня прямо в сердце. Если бы эти кадры были показаны всего один раз, я, наверное, списал бы их на естественную глупость безмозглого журналиста – стремление к дешевым эффектам, и быстро бы о них забыл. Но впоследствии редакторы «НТВ» вставляли эти кадры где только можно, почти в каждую передачу. Я сам их видел не менее десятка раз: пьяный русский офицер артиллерист-полковник в ночи стреляет из крупнокалиберного орудия по России. Стреляет не по какой-то цели, а так - на кого Бог пошлет. Стреляет перед Новым 2000-м годом, стреляет в третье тысячелетие. Если у России есть враги, то эти кадры для них, как говорится, дорогого стоят. Более сильный образ сложно придумать: "Сами же от своих рук и подохнете". Неужели они там, на «НТВ», этого не понимали? Что-то не смог я себя в этом убедить.
Возможно ли было подобное на любом другом телеканале? Вряд ли.
Хотел бы я одним глазком взглянуть в отчет журналиста об этой командировке – сколько он потратил на шампанское и водку для штаба полка и для полковника Буданова?
Свое ставшее известным на всю Россию преступление – убийство чеченки Эльзы Кунгаевой - полковник Буданов совершит уже потом - в 2000 году. И получит за это по суду десять лет лишения свободы. Мне почему-то думается, что не будь этих многократно выплюнутых в эфир поганых кадров на «НТВ», полковник Буданов не совершил бы того убийства. Получилось так, что Буданов стрелял по России, а попал в себя.
Я не имею права судить поступки боевого офицера - я не был на войне. Я пытаюсь понять происходящее.
Если кто-то захочет обвинить меня в оскорблении русского офицера Буданова и всей российской армии, у меня есть что ответить на это обвинение. Мне известна судьба другого русского офицера-артиллериста - Аркадия Ивановича Черненко, отца моей жены Натальи.

В двадцатилетнем возрасте по окончании Сумского артиллерийского училища в чине младшего лейтенанта первого марта 1945 года получил направление на 1-й Украинский фронт, в боях за Берлин был ранен, имел боевые награды (в семье сохранился орден Красной звезды номер 2579707); после демобилизации в 1947 году поступил учиться в Иркутский государственный университет на физико-математический факультет, который закончил в 1952 году; в 1960 году защитил кандидатскую диссертацию, работал в Институте земной коры Сибирского отделения АН СССР, преподавал в Иркутском университете. Он погиб - утонул, спасая других людей. На этом некачественном любительском снимке он с группой молодых ребят покорил очередную высоту.
Поэтому я знаю, какими офицерами должна гордиться нация.

ChernenkoAI

Но знаю я и другое, был свидетелем.

Встреча с "государственником"

Это было не очень давно - году в восьмидесятом. В те времена о Советской армии газеты писали только хорошее. В то время я работал на заводе "Цвет" на производстве корректирующих линз - сложных оптических изделий, применяемых при изготовлении цветных кинескопов. Размещается этот завод на самом востоке Москвы, на улице 16-я Парковая возле самой окружной автодороги. Работы тогда в нашем цехе было много, и наши компьютеры и машинноуправляемые станки работали в две смены. Вторая смена заканчивалась в одиннадцать вечера. В один из таких вечеров я ехал после работы домой. На станции метро "Щелковская" я был около половины двенадцатого. На перроне никого не было, интервалы движения поездов были уже большими, и я в ожидании поезда от нечего делать поглядывал по сторонам. Я обратил внимание, как по лестнице медленно спускалась очень пожилая пара, им было лет по семьдесят, не меньше. Оба были худые, скромно, но опрятно одетые, шли они осторожно по центру широченной лестницы, под ручку, словно держались друг за друга. Лестница, от турникетов до платформы, состояла из двух пролетов по двенадцать ступенек в каждом (потом посчитал). Только они ступили на ступени второго пролета, как из тоннеля послышался шум приближающегося поезда. И в этот момент я увидел, как сквозь турникеты торопливо проскочил и побежал вниз, боясь опоздать на поезд, здоровенный детина - военный, офицер. Красное лицо его сияло, как начищенный медный таз. Вряд ли он был трезвым. Он пробежал, перескакивая через одну-две ступеньки, первый пролет, ступил на ровную площадку перед вторым пролетом, ноги у него заплелись, и он пропахал бы носом все оставшиеся двенадцать ступенек, если бы не эти старики: этот здоровенный детина-офицер на скорости, почти уже в полете врезался в эту пожилую пару. Они кубарем покатились вниз, а он, передав им часть своей кинетической энергии и удержавшись благодаря этому на ногах, быстро проскочил остальные двенадцать ступенек, оббежал валявшихся внизу стариков, побежал к поезду, вскочил в него, и уехал.
А я остался стоять. Старикам повезло - они не поломали ни рук, ни ног, и не зашибли головы. Я смотрел, как медленно поднимались с пола старики, как они изумленно оглядывались по сторонам, как они, так ничего и не поняв, отряхивали от пыли одежду друг друга.
Я не помню чина этого офицера, но почему-то уверен, что до генерала он точно дорос. Потом я неоднократно пытался представить себе любого обыкновенного гражданского человека на месте этого офицера - пусть самого никчемного, самого бессовестного и даже самого распоследнего мерзавца. Я не смог убедить себя в том, что нашелся бы из гражданских в такой ситуации хотя бы один, кто поступил бы так же, как этот офицер вооруженных сил нашей страны. А вот если на мерзавце надета форма государственного служащего, то он начинает приравнивать свои личные интересы к государственным, а государственные - к интересам своего брюха, и тогда - пожалуйста: скотина в погонах. Может, именно таких людей у нас называют государственниками?

Однако, вернемся к "НТВ": кроме первых двух претензий (к передаче журналиста Н.Николаева о преступности и к кадрам с полковником Будановым) к этому телеканалу случилось еще и третье. Я, конечно, как и многие, был в свое время возмущен «разгоном «НТВ». И впоследствии «переключился» на телеканал «СТС», на который перешла основная часть коллектива «НТВ». Но тут последовал еще один – третий - «удар» по моему отношению к этому славному коллективу со стороны самого этого коллектива. Была такая передача на «СТС» - «В нашу гавань заходили корабли». В ней разные приглашенные ведущими этой передачи известные и не очень известные люди пели разные известные и не очень известные песенки. Кроме простых и родных песен атмосфера этой передачи притягивала тем, что она была абсолютно чужда политики. Но с течением времени передача эта стала как-то выдыхаться и стало в ней что-то откровенно портиться. И вдруг (в августе 2002 года) что я вижу: в руки берет микрофон самый известный в России адвокат Генри Маркович Резник. Тот самый, который не ответил на два моих заявления о преступлениях его конторы в лице адвоката Муратова Андрея Иосифовича. Вернее, ответил – тем, что вместо его официального ответа на меня стал, выражаясь бандитским жаргоном, «наезжать» этот самый адвокат Муратов А.И. «Интересно-интересно, что же он нам споет?» - подумал я, потирая от удовольствия ожидания руки, - «Может, еще и спляшет?». Мой интерес к этому выступлению адвоката Резника был вполне объясним: он появлялся на телеканале "НТВ" Гусинского чуть ли не каждый день, и всегда по разным поводам высказывал весьма аргументированные суждения. И я всегда старался успеть записать интересовавшие меня кадры на видеомагнитофон. Не всегда мне это удавалось, но на этот раз мне повезло
.

Господин Резник ожидания оправдал: сначала он, как это и должен был сделать настоящий адвокат, привел мотивировку своего выбора песни следующими словами: «Cейчас прозвучит опять лагерная тематика, она часто здесь звучит. Почему? Потому что, казалось бы, именно в этом направлении ощущали люди какой-то вызов государству с античеловеческим лицом».reznik_1

И запел господин Резник песню Александра Галича (посвященную В. Шаламову), в которой есть следующие слова: «А в Крыму теплынь, в море сельди, и миндаль, небось, подоспел, а тут по наледи курвы-нелюди двух ЗК ведут на расстрел».
Я был шокирован выбором адвоката. Слова-то правильные у господина Резника…были бы… Если бы они были сказаны сорок лет назад. Эта песня была сложена в другом государстве, и поется в ней про другие общественные отношения, и про других людей – про «политических». И это не мог не понимать председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов господин Резник Генри Маркович. А в том государстве, в котором поет эту песню господин Резник – в России 2002 года, бандиты давно при власти и при деньгах, «политических» (о каких поется в песне) давно не сажают, расстрел давно отменен, сам Резник при барышах и поет эту песню с телеэкрана почти на всю страну. И поэтому проблема, о которой поется в этой песне, отсутствует. И не стоит думать, что господин Резник этого не понимает. Тогда почему он выбрал именно эту песню? «Ну неужели же они не понимают, - думал я про телеканал «СТС», - что это выглядит омерзительно, что нельзя было пускать эту песню в эфир?».
Я бы не упомянул об этом факте, если бы месяц или два спустя не последовало второе выступление с этой песней адвоката Резника Г.М. на том же телеканале – в программе «Публичные люди». Причем в этой программе Резник спел не всю песню, а только один куплет – именно тот, с приведенными выше словами: «А тут по наледи курвы-нелюди двух ЗК ведут на расстрел». Причем спел без всяких там мотивировок этого своего выбора, сидя в своем шикарном доме на не менее шикарном мягком кожаном диване.

С какой целью он это делал? 1 июля 2002 года вступил в силу Федеральный Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ. Перед этим положения проекта этого нового закона активно обсуждались в различных средствах массовой информации, и адвокат Резник Г.М. часто выступал с их критикой, потому что этот новый закон накладывал кое-какие ограничения, отсутствовавшие ранее, на деятельность адвокатского сообщества. И оба этих сольных выступления лидера московских адвокатов господина Резника – это своеобразное обращение к своим настоящим и будущим клиентам - к преступникам. Он их успокаивал: мол, какой бы там ни был принят закон, наша – адвокатская - позиция не изменится: мы всегда будем на вашей стороне.reznik_2

Как это и вышло с двумя моими заявлениями на его имя: получите ответ, гражданин потерпевший.
Как все перевернулось! Сюда бы Александра Галича! Что бы он спел про государство "с античеловеческим лицом" и про место адвоката Резника Г.М. и его конторы в этом государстве?

Посмотрел бы он эту телепередачу из богатого дома господина Резника и из какого-то ночного клуба, в которой он бахвалится своим состоянием, своим домом, бахвалится тем, что играл в волейбол «с самим Ельциным», бахвалится тем, что у него сын - священник, у которого четверо или пятеро (не помню точно) детей. На вопрос журналистки о том, какие книги он читает, Резник ответил, что не читает ничего - что ему некогда читать. В ответ на эти слова адвоката Резника Г.М. я подумал, что точно так же отвечал мне директор фирмы "Юридический центр - ТИАН", адвокат Ангелов В.Н., что ему некогда отвечать на мое письмо, однако время нашлось не только на это, но и на многое-многое другое. Найдется время на чтение и у адвоката Резника.

Да! Посмотрел бы Александр Галич на все это глазами тех "двух ЗК", которых по наледи ведут на расстрел. Посмотрел бы, как журналистка перед телекамерой похабно лезет к Резнику под рубашку и глубже и намекает на его мужскую силу (из этических .соображений я решил сначала не вставлять здесь этот кадр этого третьего выступления адвоката Резника Г.М., но потом передумал - иначе читателю не понять, почему я не получил ответа на мою двукратно посланную жалобу на имя председателя президиума МГКА Резника Генри Марковича, а точнее говоря - почему я получил такой "чисто конкретный" ответ: у главы московских адвокатов Генри Марковича Резника кроме давным давно утраченной совести потеряно всякое чувство меры).reznik_3

Эх, сюда бы Александра Галича. Что бы он спел из своего репертуара? Или, может, сочинил бы что-нибудь новенькое?
С момента ликвидации «НТВ» Гусинского прошло уже почти шесть лет. И я вспоминаю без сожаления этот телеканал, как и также впоследствии ликвидированный телеканал «СТС». И это не проявление равнодушия к поверженному - это как освобождение от наркотика, от собственной глупости, от собственной слепоты. У многих к бывшему "НТВ" другое отношение, но я, не оспаривая его, в ликвидации "НТВ" все же вижу три несомненных плюса: (1) в телевизоре не стало журналиста Николая Николаева с его глумливой передачей о преступности; (2) больше не показывают на всю страну явно состряпанные кадры, как пьяный русский офицер, полковник-артиллерист со словами "С Рождеством Христовым!" стреляет ночью из крупнокалиберного орудия по России; (3) страна освободилась от необходимости ежедневно лицезреть адвоката Резника Генри Марковича - человека с утраченной совестью.
И я не поддерживаю тех, кто считает несправедливым приговор полковнику Буданову - он наказан не за убийство чеченки Эльзы Кунгаевой, он наказан за тот свой пьяный ночной выстрел из крупнокалиберного орудия по России под телекамерами "НТВ" накануне 2000 года, как и еврей Гусинский со своим телеканалом: Всевышний пока еще хранит Россию.

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit