О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА >> Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г. >

5. Моральное право. Четыре факта и еще три совпадения

Моральное право. Четыре факта и еще три совпадения
Теперь настало время ответить возможному читателю на его естественный вопрос о том, почему это я отношусь к «Сопротивлению», как к отнятому у меня ребенку. То есть, какое я имею моральное право вообще на эту тему рассуждать.

В апреле 2001 года я получил преступный ответ из Верховного суда за подписью судьи Куменкова А.В. (фотографию в интернете найти не удалось) о том, что все судебные решения по моему делу являются законными и обоснованными (в том числе, естественно, и применение акта амнистии к убийце). После чего, «побыв пару недель в нокдауне», я решил писать письмо Солженицыну. 
aisolj.jpgКоторое и отослал через три месяца – 03 июля 2001 года. В этом своем объемном письме (20 с лишним страниц) с большим количеством приложений я обосновал нашему великому соотечественнику необходимость создания организации потерпевших, целью которой должна была быть защита оных от нарушающих их права сотрудников правоохранительных органов – то есть защиты потерпевших от преступлений от злоупотреблений властью (см. полторы странички из упомянутого письма с изложением идеи). Ответа я не получил, но, убежден, что письмо это не пропало, а попало «куда следует», ибо тема была достаточно серьезная, и, если говорить откровенно,  масштаба  общероссийского. Именно поэтому письмо это должно было попасть в руки того, кто отвечал в те времена в администрации президента за внутреннюю политику в нашей стране. А это был не кто иной, как Владислав Юрьевич Сурков, с августа 2009 года  - заместитель руководителя администрации Президента Российской Федерации, а в те времена один из вдохновителей проектов «Идущие вместе» (2000) и движения «Наши» (2005 год), и одновременно большой друг Константина Костина.
Кто-то справедливо возразит известной цитатой: «Но требуется же какое-нибудь доказательство…». 
На что я отвечу её, этой цитаты, продолжением: «И доказательств никаких не требуется. Всё просто:
в белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой ранним утром
четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя  крыльями дворца 
Ирода Великого вышел…
», и так далее.

Итак, первый факт, подтверждающий мое моральное право писать на эту тему состоит в том, что я первый выдвинул эту идею, которая стала известна неопределенному кругу лиц из верхних эшелонов российской власти.

Сам А.И.Солженицын – понятное дело – мог это мое письмо и не читать (что, в общем-то, не факт), ибо 
тогда, в 2001 году, он был озабочен выходом в свет своего двухтомника «Двести лет вместе», а также
борьбой с терроризмом: в течение 2001-2002 годов он несколько раз публично заявлял о необходимости
введения смертной казни для террористов. Как будто террористы боятся смерти. А если бы даже и читал
он мое письмо, то эту идею, как я теперь понимаю, не поддержал бы, потому что это было бы против
власти.
Мои размышления о том, почему я не получил ответа от АИС, приведены здесь.


Также в пользу моего морального права обсуждать этот вопрос можно отнести и тот факт, что, не получив ответа от АИС, я продолжал дозревать в одиночестве  и к 2005 году, решив создать такой сайт самостоятельно, зарегистрировал (находящийся до настоящего момента пока в резерве) домен
poterp.ru 18 апреля 2005 года (желающие могут убедиться в этом на сайте nic.ru), в то время как домен soprotivlenie.ru  был зарегистрирован Ольгой Костиной лишь три месяца спустя -  14 июля 2005 года, а  soprotivlenie.org и того позже – еще через год и четыре месяца.

Более поздняя вставка (28.09.2016)
Я "держал в резерве" указанный выше домен в течение десяти лет - до весны 2016 года. Но все кончается - нынче я понял, что особой нужды в этом имени уже нет, и прекратил оплату. Однако, если кому-то потребуется доказательство, скриншот соответствующей страницы сайта nic.ru у меня наготове.

 Кроме двух приведенных выше свидетельств (письмо АИС и домен poterp.ru) хочется указать на еще один факт, достаточно красноречивый. 17 марта 2006 года я отправил жалобу на имя президента Путина на незаконные действия по уголовному делу об убийстве моей жены  двух десятков прокуроров (их имена можно увидеть на главной странице этого сайта), а через два с половиной месяца (а именно 02 июня 2006 года) был почему-то с позором уволен со своего поста генеральный прокурор Владимир Устинов, заслуги которого на ustinov.jpgэтом посту были в свое время отмечены высшей наградой (существует мнение, что за дело Юкоса) – золотой звездой Героя России. 

Мои соображения об этом исключительно приятном для меня совпадении (совпадение №5) (хотя я еще 12 апреля 2006 года уже знал, что что-то в этом роде должно было случиться) смотрите здесь. Это увольнение было таким неожиданным для страны, что потребовалось публичное пояснение от президента: 13 июня 2006 года президент Путин сказал, что он не имеет претензий к снятому генеральному прокурору В.Устинову; а «попросили» прокурора потому, что он достаточно посидел на этой должности: «Шесть лет – срок большой», сказал тогда президент Путин.
В той жалобе я обосновывал необходимость постоянного мониторинга нарушений прав потерпевших представителями правоохранительных органов, написал также о необходимости опубликования в каком-либо СМИ серьезной статьи по материалам «моего» уголовного дела, но просил также ни в коем случае не обращаться с этой целью в газету «МК».
И что вы, как говорится, себе думаете? 

Ровно через два месяца (18 мая 2006 года) именно в газете «МК» появляется самое первое интервью Ольги Костиной с пиаром «Сопротивления» (см. здесь). Я попробовал представить себе, каким образом могло произойти такое очередное чудесное совпадение (совпадение №6), и написал в свое время примерный диалог на эту тему между Фараоном (человеком, похожим на Владислава Суркова), и Вожачком gusev.jpg(человеком, похожим на главного редактора «МК» Павла Гусева).

Однако у внимательного читателя может возникнуть естественное возражение: 
в жизни часто бывают странные совпадения – одна и та же идея приходит в
головы разных людей, и зачастую практически одновременно. К тому же
известна истина, что «после» вовсе не означает  «вследствие».
Согласен.
И в ответ приведу еще одно странное совпадение (совпадение №7). 
Буквально в том же марте месяце 2006 года, только что сбросив с себя груз своей жалобы 
в администрации президента на Старой площади, я немедленно через интернет вышел на
первого попавшегося программиста, который пообещал мне быстро сделать сайт. Таковым оказался
некий Андрей Краморов из Санкт-Петербурга. Я без задержки слил ему материал, заплатил через
Яндекс-деньги половину оговоренной суммы и стал ждать. Да и не ждать вовсе – своих дел было по горло:
работа, мать-инвалид, взрослеющий сын и уголовное дело за двести километров от Москвы в финальной,
так сказать,
стадии.
И представьте себе, граждане-товарищи, что в том своем выступлении в газете «МК» Ольга Костина
не только в точности излагает мою идею организации (что, в общем-то, может быть и не удивительно –
совпадение идей вполне возможно, особенно, если учесть мое письмо к АИС), но к тому же еще она
провозглашает первую акцию – «Исправь Уголовный кодекс». Это при том, что в материалах,
переправленных мной программисту Андрею Краморову, была целая написанная мной глава под
названием «Сомнительные законы», в которой я расписал двенадцать случаев преступной
формулировки законов в нашем законодательстве (см. здесь), которые  замечательно используют
во зло представители нашей власти.
То, что эта идея не была выношена Ольгой Костиной своим ребеночком под сердцем, а беспардонно 
украдена из чужой детской коляски, я постараюсь доказать на следующих страницах.
И, чтобы закончить тему о программисте Андрее Краморове из Санкт-Петербурга – продолжу: поначалу,
в течение марта-апреля-мая 2006 года  он что-то начал делать, отвечал на письма, но очень скоро
стал отвечать всё реже, и в конце концов попросил меня писать на новый адрес kirdyk@mail.ru
(по русски первое слово в этом адресе звучит как "кирдык"), отвечать
перестал и совсем пропал – вероятно, сплавил материал заинтересованным лицам, получив
еще и за то, чтобы эту работу для меня не сделать – точь в точь, как все три моих адвоката, работавшие
за мои деньги против моих интересов. Заниматься мне этим мерзавцем было некогда, да и что проку?
Поискал сейчас в интернете какую-либо информацию об этом человечке - программисте Андрее Краморове,
и ничего не нашел: может, этот самый "кирдык" он накликал сам на себя - такие вещи даром не проходят.
А тогда я стал искать других исполнителей. С вторым тоже несколько месяцев было потрачно напрасно, но
примерно через год дело сдвинулось с мертвой точки.

Итак, о моем моральном праве: я полагаю, что привел достаточно оснований  утверждать, что я-то как раз имею моральное право рассуждать на эту тему, а вот имеет ли Ольга Николаевна Костина?
Вот в чем, как говорится, вопрос!

Самый поверхностный анализ открытых общедоступных фактов позволяет сделать вывод, что тут есть достаточно места для сомнений.
 

 Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit